Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Как Харитоша дело пас

Как Харитоша дело пас

Жили-были отец да сын его Харитон Хорош был парень Харитон - бог его и кудрями сподобил, и плечи широкие дал, и силушкой не обидел. А вдобавок еще и ленью наградил. Лень хоть и ленива, да порой не без хитрости - таков и Харитон был.

Как-то отец привез из лесу воз дров, сказал Харитону:

- Бери, Харитон, пилу, пили, я еще привезу.

Уехал отец снова за дровами, а Харитон пилисть остался. Посмотрел на дрова - по спине дрожь пробежала: до того пилить неохота. Сидит Харитоша у окошка, вздыхает, думу думает. "Чего бы такое придумать, - думает, - чтобы и дров не пилить и чтоб лентяем не обозвали".

Долго думал Харитоша, наконец придумал, оделся, взял погонялку, во двор вышел. Скоро и отец приехал, еще дров привез. Во двор въезжает, видит: дрова не пилены, а Харитоша ходит вокруг, по сторонам поглядывает, пастушьей погонялкой по валенку пощелкивает.

- Ты чего похаживаешь? - спрашивает отец. - Чего дело не делаешь?

Остановился Харитон, удивляется.

- Как не делаю, батя?! Делаю.

- Что же ты, делаешь?

- Дело пасу, - отвечает Харитоша.

У отца и шапка с головы свалилась.

- Как это - пасу?

- Да вот так: хожу с погонялкой, по сторонам поглядываю да на прохожих покрикиваю. "Проходи, - покрикиваю,- проходи, лихой человек, не коси глаз на дело. К делу пастух приставлен, может и бока намять".

- А кто тебя приставил?

- Да никто. Сам смекнул.

- Смекнул, да не до конца, - говорит отец. - Впереди ночь, как бы дело-то не убежало.

Крякнул тут Харитоша, не то ожидал он услышать от отца, да отступать некуда.

- Не убежит, - сказал. - Я и ночью могу попасти, я такой.

- Ну паси, коли так, - сказал отец и в избу пошел.

Тут и вечер наполз, ужин подоспел. Отец поужинал да спать завалился, а Харитоше не до сна, дело пасет, вокруг дров похаживает, погонялкой о валенок пощелкивает, лихого человека отпугивает.

Совсем уж стемнело, мороз стал поджимать, Харитошу в спину толкать. Забегал Харитоша вокруг дров, бежит с подскоком, бежит с подпрыгом, а мороз за ним поспевает, снизу поддает, сбоку поджимает, за нос хватает. Харитоша и погонялку бросил, и не покрикивает больше, одна забота у него: как бы не замерзнуть, как бы до рассвета дело допасти. Утром отец встанет, увидит, тчо дело на месте, возьмет пилу да и распилит дрова. Харитоша-то отца знает: коли есть дело - старик не утерпит, живо сделает.

Всю ночь Харитоша вокруг дров пробегал, наконец и утро настало, отец проснулся, на крыльцо вышел.

- Ну как, Харитоша, - говорит. - Пасешь дело-то?

- Пасу, батя.

- Ну паси, а я за сеном поеду.

Охнул Харитоша, на отца поглядел.

- А с этим делом что? - спрашивает.

- А что? Пока ничего. Ведь ты же пасешь его.

- Так-то так, да ведь не век же пасти.

- Паси пока пасется, а там видно будет.

Вздохнул Харитоша, а сказать нечего.

- Долго проездишь-то? - спрашивает.

- Не знаю, братец. Дорога дальняя, дай бог к вечеру вернуться.

- Зачем к вечеру? Возьми ближние стога - за час обернешься.

- Ближние стога потерпят. Дальние надо брать, пока снег небольшой.

Вздохнул опять Харитоша, а что сделаешь? Отцу не прикажешь - лошадь запряг, вилы в сани кинул и уехал. А Харитоша дело пасти остался. Ходит вокруг дров, на отца злится. Чтобы не утерпеть да распилить дрова-то - нет, за сеном леший понес! Ходит Харитоша, дрожит, а мороз не отпускает, губы парню свел, плечи перекосил, поясницу оковал. Тут вспомнил Харитоша, что погонялку куда-то бросил, найти бы надо. Стал искать, по двору бродить и не заметил, как в сени вошел, с гвоздя снял что-то. "Погонялка в снегу где-то, - думает, - а я, дурак, в сени зашел".

Вышел Харитоша обратно, стал опять погонялку искать. Да не в снегу отчего-то, а в дровах. Искал, искал - нету погонялки, поглядел - а дрова-то наполовину распилены. Поглядел еще раз - а в руках-то у него пила, да не простая, а волшебная: сама рукой водит, сама дрова пилит.

"А где же погонялка-то? - все заботится Харитоша.- Нету нигде погонялки, даст отец жару".

Стал Харитоша опять погонялку искать, да не в снегу отчего-то, а в дровах. Искал-искал - нету погонялки, поглядел, а дрова-то все распилены. Поглядел еще раз - а в руках-то у него пила, да не простая, волшебная, сама рукой водит, сама дрова пилит. Пощупал Харитоша лоб - час назад губы от холода не шевелились, а сейчас весь лоб в поту, спина мокрая.

"А где же погонялка-то? - снова подумал Харитоша. - Ведь будет жару, коль отец узнает, что погонялку потерял".

Только подумал - и погонялка нашлась, лежит под каблуком, на Харитошу смотрит. Рад Харитоша, пошел в избу, в сенях волшебную пилу на гвоздь повесил, самовар поставил. Вскипел самовар, только бы за чай сесть - отец подъезжает. Подъехал, сено вывалил у сарая, в избу заходит.

- Ну, Харитоша, - говорит. - Бери погонялку, паси новое дело. Когда еще соберусь на сарай выкидать, надо попасти.

Вскочил Харитоша, выбежал во двор, слова не сказал. Отец поглядел в окно - у сарая вилы мелькают, сено убывает.

Полчаса не прошло. Харитоша в избу входит.

- Уже отпас? - удивляется отец.

- А я и не пас, - отвечает Харитоша.

- Что же ты так?!

- Дело пасти, что поле мести, - говорит Харитоша. - И толку никакого, и себе накладно.

Усмехнулся отец, Харитоше чаю наливает.

- Садись, Харитоша, - говорит. - Устал, поди. Дело-то делать не пасти его. Тяжелее.

Засмеялся Харитоша, рукой махнул.

- Вряд ли, батя, - говорит. - Ой, вряд ли.


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте