Своей жизни мастер
suum cuique
. . . . . . . . .

Как Степанушка в дураки попал

Как Степанушка в дураки попал

Сотворил однажды Степанушка-простачок глупость, отец заругался, схватил оглоблю да на Степанушку.

Степанушка - со двора да в поле, а отец за ним. Бежит, ругается, над головой оглоблю крутит. Только где же ему за Степанушкой угнаться. Как птица летит парень, как ветер мчится. Оторвался Степанушка от отца, перевел дух, шагом пошел. Идет и видит: у края дороги мужик сидит, да не просто сидит, а на лукошке.

- Делать, что ли, нечего, мужичок? - говорит Степанушка. - На лукошке-то сидишь!

- Не сижу, дело делаю, - отвечал мужик.

- Какое дело?

- Дурака высиживаю.

Удивился Степанушка, не понимает.

- Что ж, - говорит, - дураков, что ли, мало на белом свете?

- Дураков-то много, да мне не простого дурака надо.

- А какого?

- А такого, чтоб за меня работал.

- Ну, братец, - говорит Степанушка. - Зря ты это дело затеял. Такого дурака ни в жизнь тебе не высидеть.

- Кто знает, - говорит мужик. - Может, и высижу.

- Нет уж, не высидишь. Лучше брось, дядька, покинь тужиться.

Только сказал Степанушка, глядь: отец бежит, оглоблю над головой крутит. Заохал Степанушка, заподскакивал, не знает, куда сунуться, а кругом поле широкое, за версту - ни кустика тебе, ни деревца.

- Ой, мужичок, - говорит Степанушка, ох, желанненький, спрячь ты меня куда-нибудь, оборони от отца.

Зол нынче батюшка, оглоблю вывернул, того и гляди - убьет.

- Куда же я тебя спрячу?

- Да хоть куда, хоть на Луну, только не доведи до греха, я ведь еще молодой, неженатый.

Задумался мужик, а отец с оглоблей все ближе, все грознее.

- Ладно, - говорит мужик, - спасу тебя от оглобли, только обещай за меня три года работать.

- Обещаю, обещаю! Только спрячь скорей, оглобля свистит, отец надвигается.

- Полезай в лукошко, - говорит мужик.

Прыгнул Степанушка в лукошко, крючком свернулся, полой запахнулся - нету Степанушки. Сел мужик на лукошко, сидит, покуривает.

Тут и отец подбежал, остановился.

- Эй, человек, - кричит. - Не видал ли ты, мой балбес не пробегал?

- Никого не видал, - отвечает мужик. - Проходила тут вчера старушка, да на что она тебе?

- Старушка мне не к чему, это верно. А скажи, чего это ты сидишь один в чистом поле, да еще на лукошке?

- Не сижу, - говорит мужик, - дело делаю.

- Какое дело?

- Дурака высиживаю.

Удивился отец, не понимает.

- Что ж, - говорит, - дураков, что ли мало на белом свете?

- Дураков-то много, да мне не простого дурака надо.

- А какого?

- А такого, чтоб за меня работал.

- Ну, братец, - сказал отец, - зря ты затеял это.

Ничего у тебя не получится.

- Почему не получится? Кажись, уже получается.

Шевелится уже, иной раз и в зад лягнет.

- Да ну?

- Точно!

- А поглядеть можно?

- Нельзя. Чужой глаз в таком деле - всегда помеха.

Так что поди, поди своей дорогой, не мешай дело делать.

Ушел отец, а мужик посидел еще немного, потом встал, вывалил Степанушку из лукошка. Степанушка ка лежал крючком, так крючком и выпал, закочанел в тесноте. Разогнул мужик Степанушку, говорит:

- Ну парень, хватит лежать, пора за работу браться. Помнишь уговор-то?

- Помню, - вздыхает Степанушка. - Как не помнить: ведь ты меня от оглобли спас.

- Ну вот, - говорит мужик. - Я сейчас спать лягу под кустик, а ты для начала скоси это поле. Скосишь - высуши. Высушишь - смечи. Смечешь - скажи, я тебе еще работы дам.

Так и попал Степанушка-простачок в дураки, стал за мужика работать. Работал бы и до сих пор, да отыскал его отец, отходил оглоблей и домой забрал.


Реклама на сайте | Карта сайта | О сайте